Skip navigation.
Главная
Где друзья, там и рай.

Друзья сайта

Сайт поддержки UR5EQF Log Персональный сайт R7KK Коллективная радиостанция UT7AXA  

Memorial Chernobyl-30 Welcome to BSCC site::Black Sea Contest Club  

Воспоминания UB5CTB

С ЧЕГО МЫ НАЧИНАЛИ
Из истории развития радиолюбительства в г.Сумы

В Сумский радиоклуб я пришел в 1956 г. в период его бурного развития.
На мое счастье его начальником был человек большой энергии, добрый, отзывчивый и строгий. И чем-то особенным он к себе притягивал фанатиков радио. Это был Д. Д. Тимошин. Мне понравился его принцип отбора в члены клуба.
Так я должен в качестве вступительного взноса изготовить три антенны на 420 mHz и 4 антенны на 144 mHz. Что я и сделал. Антенны ушли на полевой день, а вместе был приглашен и я. Был я не молодой радиолюбитель, но еще не коротковолновик, но работа на УКВ радиостанции да еще в полевых условиях в горных карпатах сделали свое. В течении 10 лет я активно участвовал в жизни клуба. Клуб заставил меня переквалифицироваться и я стал радиоэлектроником вместо энергетика.

Жизнь в клубе была очень насыщена и часто сутки напролет мы готовили технику и себя к соревнованиям. Особенно интересны были участия в соревнованиях Полевой день и украинско-венгерских соревнованиях в Карпатах, на Чёрной горе, где по парадным традициям похоронен Устим Кармелюк мы разбили 6 лагерей. Соревнования были насыщены и работой и многими интересными факторами: помню в нашей команде пацана лет 10-11 П. Павленко.
Судя по его голосу, венгр на ломаном языке сказал: "ты дочка молодец, слышу тебя хорошо и желаю большого счастья". Сейчас П. Павленко уже не малый Павел, как мы его звали. Был у нас и большой Павел — Макашенец П. С.
П. Павленко вырос в грамотного инженера, закончившего институт с отличием и на нашем заводе (СЭЛМИ) вырос от настройщика радиоаппаратуры до начальника большого отдела, в котором я работал в его подчинении.
И поныне П. Павленко работает в эфире позывным UB5ABK.
Помнится еще один интересный случай: в тех же Карпатах нам приглянулась одна высотка, взяли ориентир на неё, но добраться так и не удалось. Перед нами оказалась пограничная полоса вспаханной земли и встреча с нашими пограничниками. А высотка была далеко — на земле венгров.

Соревнования в Карпатах были и интересны, и познавательны, и интернациональны.
На Черной горе мы познакомились с её обитателем, неким Иштваном, венгром по национальности, очень добрым мужиком, прожившим большую жизнь. Он был в войну на нашей территории под Харьковом и рассказывал нам, как он не хотел воевать.

Из своей жизни на Чёрной горе он много рассказал познавательного и поучительного, особенно понравился его довод о вреде паленки и о чудодейсвенной силе сухого вина, которое он сам доставлял в чайнике.

В свои 80 лет он говорил, что без сухого вина он уже бы на Чёрную гору не ходил.
Уезжая домой мы снабдили его питанием к приемнику. До сих пор встречаясь в цехах завода (СЭЛМИ), иногда вспоминаем Иштвана, Чёрную гору и его эликсирное сухое вино.

Помню, как подымались на Чёрную гору гружёными арбами запряжёнными парой быков. Таких арб было четыре. Д. Д. Тимошин, освобождавший Венгрию, мог легко изъясняться с венграми и нам это доставляло большое удовольствие. Помню их натруженные руки, загорелые худые лица и я думал — эти люди от земли и если они и были на нашей территории в войну в немецкой армии, то далеко не по своей вине и им война совершенно не нужна. О прошедшей войне они вспоминают с ужасом.
Я помню, как они шли по нашей территории обмороженные. Я как-то разговорился с ними. Оказалось, что один из них был на территории Сумской области и все это помнит. Дай бог, чтобы помнили и его внуки.

Трудности радиолюбительства для меня заключались в отсутствии жилья в те времена и поэтому моя радиостанция была установлена в деревне, у родителей, куда я ездил работать в эфире. Но зато, когда я называл, что здесь Хутор Крамарщина, на меня корреспонденты набрасывались сразу по 5-6. В этом хуторе я получил первую карточку подтверждения о проведении связи от Г. М. Завального, UB5OA, правда, это была плановая связь. Позже я получал их сотни.
Как-то странно, но о первом космонавте я узнал из эфира в х. Крамарщина, когда там еще не от кого было узнать. Я вылетел из хаты и первым сообщил хуторянам у колодца, и потом эта весть быстро пошла по селу.

Работающих стационарно радиостанций на 144 мГц было три и это был наш радиотелефон, посредством которого мы часами делились информацией об устройстве аппаратуры, антенн, интересных связях и др.

Самой дорогой реликвией, оставшейся у меня, хранится удостоверение КОНТРОЛЕРА ЭФИРА, подписанное Э. Кренкелем, RAEM.

В 30-е годы я жил подвигами этой отважной четверки и рад, что судьба хоть как-то свела меня с одним из них.

(из воспоминаний А. П. Коряка, UB5CTB)